Разделение детей при разводе

Что нужно делать на примере нашего дела

В нашу коллегию адвокатов обратился мужчина – отец троих несовершеннолетних детей: двоих сыновей (возраст 12 и 8 лет) и дочки 5-ти лет, рассказал страшную, но, к нашему большом сожалению, достаточно типичную историю: мама, его супруга, ушла из семьи к другому мужчине, честно призналась детям, что с папой она больше жить и общаться не может и не будет, при этом отец не захотел передавать и оставлять детей матери, на этой почве между ними вспыхнул очень неприятный конфликт.

Эти разногласия о том, с кем все-таки останутся проживать дети, был передан на рассмотрение одного районного суда на юге Москвы, со своей стороны, я принял на себя обязательства по защите интересов отца в этом непростом споре.

По наработанной за многие годы практике, учитывая имеющийся за плечами опыт ведения подобных дел в судах, основными постулатами, а точнее сказать – главными аспектами по такого рода делам являются следующие факторы:

 

Первое: если один из родителей хочет оставить детей у себя по решению суда, обязательно, чтобы дети физически и фактически проживали с ним в одном жилом помещении. При этом на стадии рассмотрения иска в предварительном судебном заседании, когда по существу еще рассмотрение спора не начиналось, есть возможность заявить в суде ходатайство об определении места жительства детей и порядка общения с ними второй стороны до вынесения судом основного решения и вступления его в законную силу. Тем самым, суд вправе закрепить и узаконить существующее положение и проживание детей с одним из родителей, не допустив смены их места жительства в период судебных разбирательств. Такое ходатайство может быть удовлетворено только при наличии соответствующего положительного заключения органов опеки и попечительства, поэтому здесь также важна работа и взаимодействие с опекой, в том числе и в части обследования жилищно-бытовых условий проживания детей.

Этот механизм имеет стратегическое значение, поскольку если судья на предварительной стадии оставил детей одному из родителей, достаточно велика вероятность того, что он не поменяет своего решения и в последующем.

И это видится мне очень важным, однако многие коллеги, юристы, оппоненты не используют подобный правовой механизм.

По опыту я также знаю, что многие коллеги, юристы, которые занимаются бракоразводными делами, заявляют некорректные требования в суды об определении места жительства ребенка в условиях, когда ребенок не проживает с истцом. Очевидно же, что удовлетворение такого иска невозможно, но даже если допустить, что это произойдет, решение суда в таком случае будет просто неисполнимым.

В этой связи перед обращением в суд очень важно правильно продумать и выбрать стратегию, выработать линию поведения, озаботиться сбором доказательной базы.

 

Второе: при решении вопроса о том, с кем будут проживать дети суд обязан учитывать их мнение и пожелания. По закону с десяти лет дети опрашиваются непосредственно судьей в судебном заседании с привлечением органов опеки, психолога, воспитателя из школы. Если речь идет об опросе ребенка до достижения 10-ти летнего возраста, то его можно провести «опосредованно», например, с привлечением тех же органов опеки и составлением соответствующего протокола беседы с ребенком.

Кроме того, истец не лишен права обратиться за помощью и консультацией к независимому психологу и получить его заключение, которое можно потом использовать в суде для подтверждения своей позиции.

Когда в судебном процессе возникает необходимость выяснения мнения детей относительно того с кем из родителей они хотят проживать больше всего, а также когда налицо признаки давления на детей со стороны одного из родителей или обеих сторон, суд по ходатайству соответствующего участника процесса назначает и проводит по делу судебную психолого-психиатрическую экспертизу.

Результаты такой экспертизы, как правило, являются одним из самых весомых доказательств в споре. Поэтому очень важно правильно подготовиться к такой экспертизе.

 

И третье: родитель как основной претендент на детей, с кем они будут впоследствии проживать, должен обосновать в суде, что у него будет время и возможность заниматься воспитанием, образованием, обслуживанием детей так, чтобы они не чувствовали никакого дискомфорта. Сюда также относятся хорошие жилищные условия (в частности: девочки и мальчики не должны жить в одной комнате), достойный уровень дохода для содержания семьи и обеспечения всем необходимым, возможность принимать личное участие в воспитании, образовании, исполнении потребностей детей во всем, в чем бы они не нуждались.

 

Вот по этим основным постулатам и была выстроена моя позиция в суде на стороне отца. Известно как сложно в таких процессах защищать интересы отцов. Об этом говорит не только сухая статистика судов, настрой судьи (как правило, все же это женщины) как минимум подозрительный – это как такое возможно, папа остался с тремя детьми, выгнал маму из дома, теперь хочет лишить ее детей. Так это выглядело со стороны для тех, кто не был глубоко погружен в этот процесс, также это преподносили в суде и представители со стороны моего процессуального оппонента. Но это мнение и давление в итоге удалось отчасти преодолеть.

В нашем процессе было все, что можно только и даже трудно себе представить, включая: физические разборки, перепалки, прохождение судебной психолого-психиатрической экспертизы, опрос детей в суде, приобщение и изучение огромного количества материала и доказательств, фото и видео, допрос свидетелей и психологов, определение места жительства детей до вынесения судом решения, многочисленные обжалования и апелляции и т.д. Процесс в общем целом длился дольше одного года.

В конечном итоге суды (решение устояло в апелляционной и кассационной инстанциях) вынесли беспрецедентное решение – двоих сыновей оставить с отцом, а девочку-дочку обязать передать матери на воспитание. Уникальность этого решения заключается в том, что судьи фактически осуществили «распил» семьи и детей на части, тем самым, прежде всего, причинив травму самим детям. Основными доводами судей в постановлениях в качестве обоснования стали ригидные установки и принадлежность к женскому полу.

Однако, как мне думается, вряд ли мальчики окончательно простят когда-либо маме ее решение (которого она добилась посредством суда) отобрать у них родную сестру. Трудно даже представить себе переживания ребенка по этому поводу, как она будет жить дальше в отрыве от своих братьев.

И совсем другой болезненный вопрос – как будет исполняться такое решение суда. Как будут судебные приставы или сотрудники полиции физически отбирать ребенка у отца и братьев, может ли пристав применить силу, здесь речь идет даже о том, вправе ли судебный пристав-исполнитель насильно отобрать ребенка у братьев, если они не отпускают свою сестру и какие санкции в таком случае будет применять судебный исполнитель.

Ответы на эти вопросы я обязательно еще получу и проанализирую, а пока в процессе подготовки кассационная жалоба в высшую судебную инстанцию – Верховный Суд РФ, который, как я надеюсь, поставит точку в этом сложном, нестандартном и драматичном споре.

Если и у Вас возникли проблемы и необходимость решения вопроса проживания детей, Вам нужна квалифицированная помощь и поддержка – обязательно обращайтесь к нам за консультацией и советом, ведь так важно не тратить драгоценное время, а действовать уверенно и эффективно, когда речь идет о детях и их судьбе!

Нужна консультация адвоката?

Мы оценим перспективы Вашего дела
и найдем решение проблемы!

или звоните по номеру прямо сейчас!

+7 (495) 212-92-80

Напишите нам в WhatsApp