Становление и развитие купли-продажи предприятий в России и за рубежом

Институт купли-продажи предприятия относится к числу важнейших традиционных институтов гражданского права. В то же время форма его выражения в законодательстве с течением времени не оставалась неизменной. Широкое распространение в повседневном рыночном обороте такого явления, как купля-продажа предприятия, делает необходимым изучение истории становления и развития законодательства данного института. Выявление недостатков российского законодательства в разные периоды и заимствование иностранного опыта поможет дать оценку современному законодательству, послужит ориентиром для совершенствования нынешних нормативных актов. С подобной целью представляется уместным обращение к опыту развития и становления института купли-продажи во Франции, Германии, Италии, так как практика урегулирования отношений в сфере купли-продажи предприятий именно этих стран оказала наибольшее влияние на теорию и практику применения исследуемого института в России.

Развитие института купли-продажи предприятия в Европе началось намного раньше, чем в России, что стало результатом развития промышленности в VII–VIII вв., которое вывело на новый уровень хозяйственные отношения. Право же, призванное оформлять экономический оборот и закреплять результаты обмена, не могло не отражать этих новых тенденций. Первой страной в области законодательного оформления категории предприятия и их купли-продажи в Европе была Франция[1].

Необходимым условием для занятия предпринимательской деятельностью во Франции стало наличие торговых активов. Понятие этой особой имущественной общности определялось судебными властями. Торговые активы — это совокупность материальных и нематериальных движимых активов, которыми обладал коммерсант для ведения коммерческой деятельности. В состав торговых активов входят материалы, товары, фирма, клиентура, вывеска, право на аренду; иными словами, это такой вид имущества, который имеет большое экономическое и финансовое значение. Таким образом, во Франции понятие «предприятие» шире понятия «торговые активы»[2].

С провозглашением во Франции свободы хозяйственной деятельности предприятия были отделены от личности предпринимателя. Предприятие как целое, как единый организм приобрело самостоятельную ценность, которую можно продать третьим лицам. Такое разделение предприятия и предпринимателя привело к мысли о том, что fonds de commerce имеют собственную ценность, отличную от стоимости составляющих их частей. Предприятие выступило на передний план. Эти обстоятельства послужили предпосылками развития законодательства о купле-продаже предприятия как особом объекте оборота[3].

Законом Франции от 17 марта 1909 г. о продаже и залоге коммерческих фондов «Loi relative a la vente et au nantissement des fonds de commerce» были урегулированы вопросы купли-продажи, внесения в уставной капитал и залога таких фондов[4]. C того момента, как был принят данный Закон, представления о фондах как о совокупности различных вещей более не поддерживались.

Ордонансом Франции № 2000-912 от 18 сентября 2000 г. вопросы bail commercial, купли-продажи, аренды и залога fonds de commerce были перенесены в текст Торгового кодекса[5], который с внесенными позже поправками действует до сих пор.

Само понятие предприятия по тексту Торгового кодекса Франции в настоящее время осложнено тем, что законодатель использует отчасти пересекающиеся понятия «fonds de commerce» (коммерческие фонды), «entreprise» (собственно предприятие) и «etablissement de commerce» (торговое заведение). Закрепленного на законодательном уровне или общепринятого доктринального понятия предприятия (entreprise) нет. Более того, термин «entreprise» используется французским законодателем в различных нормативных актах, содержание которых определяет понятие предприятия для конкретного законодательного акта. Например, в зависимости от целей нормативного акта entreprise может означать хозяйственно-организационное единство, объединение людей и вещей в акционерном обществе или совокупность материальных и нематериальных благ, объединенных единой хозяйственной целью[6]. Данный факт осложняет описание объекта при составлении договора купли-продажи предприятия.

Таким образом, французское законодательство о купле-продаже предприятия трактует понятие «предприятие» как средство промысловой деятельности предпринимателя и как объект права. Будучи имущественным комплексом, оно включает материальные элементы, права и обязанности, а также сложившиеся с партнерами и клиентурой фактические отношения. Таким образом, понятие предприятия выходит за рамки понятия обособленного имущества, поскольку к предприятию относятся и возможности (клиентура, репутация, секреты предприятия, рынок сбыта, целесообразная организация, реклама и т. п.), которые и составляют ценность предприятия[7].

По правилам французского законодательства каждое физическое или юридическое лицо, осуществляющее коммерческую деятельность, обязано зарегистрироваться в Торговом реестре (registre du commerce et des societes), который состоит из досье и карточек. Ему открывают досье либо записывают на карточку каждое его коммерческое предприятие. Всякое заинтересованное лицо может ознакомиться с Торговым реестром и получить выписки из него. Это тем более легко, что центральный реестр, который ведется в Париже, включает данные всех реестров, ведущихся в канцеляриях каждого коммерческого суда[8].

В Торговый реестр должны быть внесены все необходимые сведения, которые могут иметь существенное значение, касаются физических и юридических лиц, ведущих коммерческую деятельность, а также каждого принадлежащего им предприятия или организации. Указанные лица обязаны своевременно сообщать все необходимые сведения в Канцелярию коммерческого суда. Если лицо этого по каким-либо причинам не сделало, оно не может противопоставить третьим лицам факты, которые должны быть указаны в реестре, за исключением случаев, когда такое лицо сможет доказать, что третьи лица располагали сведениями, полученными из иных источников[9].

Итак, Торговый реестр играет большую роль в процессе купли-продажи предприятия, так как он выполняет функцию государственной регистрации сделок с предприятием, что предоставляет защиту прав и продавцу и покупателю.

Следует заметить, что, в отличие от России, во Франции в начале XX в. существовало законодательство, которое регулировало куплю-продажу именно предприятий, тогда как в России в данный период купля-продажа предприятий регулировалась законодательными нормами о купле-продаже недвижимости в общем.

Особый интерес с точки зрения вопроса о купле-продаже предприятия представляет Германия, в которой и существование предприятия, и права на него обосновываются лишь доктринально. Теоретические дискуссии о праве на предприятие здесь вызваны, в том числе, тем, что закон говорит о приобретении торгового дела, об установлении узуфрукта на него, о продолжении дела, тем самым закрепляя возможность перехода предприятия между живыми и в случае смерти. В последнем случае порядок более или менее ясен: наследники заступают на место наследодателя в силу универсального правопреемства. Но, в силу принципа специальности вещного права, не столь очевиден ответ на вопрос о том, как происходит приобретение, отчуждение, установление узуфрукта на предприятия. И, даже если согласно этому принципу заключить распорядительные сделки отдельно в отношении всех составные частей предприятия, не ясно, как передать то неосязаемое ядро его, goodwill, опыт, секреты, клиентуру, которые составляют суть торгового дела[10].

Понятие же имущественных комплексов было известно еще римскому праву, под влиянием которого формировалось частное право Германии. Примерно в XVIII в. предприятие, обозначавшееся термином «Handlung» и рассматривавшееся до этого лишь как экономическое понятие, стало признаваться правовой категорией как экономическая единица, состоящая из имущества, фактических и юридических отношений и могущая выступать в обороте как единое целое[11]. Формирование концепции предприятия — объекта права — в германской науке представляло собой естественный, непрерывный и логический процесс.

На протяжении долгого времени в правовой доктрине Германии существовала теория о предприятии как совокупности имущества. Так, предприятие, возможность купли-продажи которого предусмотрена в § 22 Германского торгового уложения 1900 г., нельзя отнести ни к одному из существующих объектов прав. Сторонники этой теории предложили разложить все относящееся к нему имущество на отдельные объекты и рассматривать предприятие как сумму имеющихся у него вещей и прав, идентифицируя последнее с его имуществом[12]. Такое «атомистическое понимание» предприятия впоследствии было несколько изменено: в состав имущества были введены и пассивы; практика показала, что, как правило, цена успешно работающих предприятий гораздо выше, чем сумма стоимостей составляющих их частей, что обусловило включение сюда и так называемых шансов (Chancen). Таким образом, сложилось следующее определение предприятия: «совокупность всего того, что относится (принадлежит) к конкретному торговому делу (промыслу)»[13]. В этом смысле предприятие признавалось обособленным имуществом, что было важно понимать при совершении сделки его купли-продажи.

Обособленность предприятия проявляется в том, что предприятие:

— ведет собственную отчетность. Даже если у предпринимателя несколько предприятий, то он должен вести торговые книги и другие отчетные документы по каждому предприятию в отдельности;

— может быть зарегистрировано под своей собственной фирмой;

— может выступать в качестве объекта различных сделок[14].

Согласно действующему немецкому праву при осуществлении купли-продажи предприятия в его состав могут вообще не включаться некоторые значительные части как актива, так и пассива. Кроме того, в ряде случаев материальный компонент бывает весьма незначителен (как, например, у издательств газет, страховых компаний) или состоять в основном из денег (банки). Противоположная теория в немецком праве о предприятии как имуществе рассматривала предприятие как «сообщение вовне о готовности к осуществлению сбытовых операций». При купле-продаже предприятия многие его составные части могут исключаться. Понятие «предприятие» не совпадает с имуществом, а значит, всем видам предприятий присуща одна общая характеристика — явная воля субъекта поставлять на рынок в обмен на деньги осуществляемую на его предприятии работу. Из этого следует, что любое предприятие состоит «из постоянной готовности субъекта к осуществлению сбыта обозначаемых именем предприятия товаров и сообщении об этой готовности вовне». В силу одного (или нескольких) из указанных моментов каждое предприятие приобретает тот фактор, который обусловливает его индивидуальность и непрерывность. Поэтому под куплей-продажей предприятия следует понимать передачу постоянных специфических факторов из сферы власти одного субъекта в распоряжение другого. Если же рассматривать предприятие как нечто иное, чем просто набор вещей, то передача осуществляемого под определенной фирмой или характеризуемого зарегистрированной торговой маркой предприятия невозможна ни в какой иной форме, кроме передачи фирмы или марки[15].

Одним из авторов теорий о предмете купли-продажи предприятия как особом объекте имущества был О. Писко. Он полагал, что деятельность лица, ведущего дело, единственно существенна при определении понятия предприятия, а материальные компоненты лишь играют роль принадлежностей. Свою позицию О. Писко объясняет тем, что существуют и продаются и такие предприятия, материальная основа которых либо несравнимо мала, либо вообще отсутствует. Ценность такие предприятия получают лишь в силу того, что они обеспечивают или делают возможным успех своей профессиональной деятельности. В качестве особого объекта имущества, который в любом случае может быть предметом купли-продажи предприятия, О. Писко рассматривает ту сумму, на которую цена предприятия превышает стоимость входящих в его состав вещей. Продажу предприятия с правовой точки зрения О. Писко рассматривает как неважный фактический акт. «Передача» же «организации средств производства» происходит посредством «введения в производство». Для передачи «обеспеченной возможности сбыта» необходимо совершить акт, результатом которого был бы переход возможности сбыта на приобретателя. Если же для этого от бывшего владельца потребуются продолжительные мероприятия или воздержание от действий, то таковые станут предметом обязательственно-правовой сделки, а не отчуждения; и именно это оплачивает покупатель[16]. Таким образом, позицию О. Писко можно отнести к теориям, рассматривающим предприятие исключительно как деятельность. Он занимает позицию, прямо противоположную более ранним учениям о предприятии как совокупности имуществ, объясняя это тем, что при купле-продаже предприятия и активы и пассивы могут вообще не затрагиваться, что говорит о том, что предприятие — это нечто иное, чем его имущество[17].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в германском праве существовали явные предпосылки для формирования концепции предприятия как объекта права. В настоящее время в Германии предприятием признается вся совокупность имущества, включая недвижимость, долги и права требования[18]. Что касается договора купли-продажи предприятия, то он не регистрируется, но должна быть внесена запись о смене владельца фирмы с переходом прав, на которую связана правовая судьба обязательств предприятия. Оборот предприятий происходит как в форме совершения сделок с имущественным комплексом, так и путем приобретения акций/прав участия. Для того чтобы защитить интересы покупателя, суды в Германии стали распространять правила о купле-продаже предприятий как объектов на приобретение акций/паев участия.

Таким образом, германское право в области купли-продажи предприятий имело много противоречивых учений. В настоящее время оно трактует предприятие как нечто иное, чем просто имущество, им признается вся совокупность имущества, включая недвижимость, долги и права требования, которые при купле-продаже предприятия передаются новому собственнику по акту приема-передачи.

Законодательство о купле-продаже предприятия в Италии трактует понятие предприятия как деятельность и необходимый для ее осуществления материальный компонент[19].

Несмотря на то что законодательство Италии говорит о передаче права собственности на имущественный комплекс (azienda), некоторые итальянские авторы отмечают, что имущественный комплекс предприятия как совокупность элементов, объединенных единой производственной целью, не составляет объекта единого права собственности владельца, хотя и не предоставляет такого права иным лицам, поскольку владелец может распорядиться предприятием и, следовательно, входящим в него имуществом, выделяя данное имущество по принципу хозяйственного предназначения для предприятия[20].

В Италии многие положения о купле-продаже предприятий из отмененного в апреле 1942 г. Торгового кодекса 1882 г. были перенесены в Книгу пятую («О труде») Гражданского кодекса Италии 1942 г.[21] Торговый кодекс, оперируя понятиями «impresa» (дело, бизнес, предпринимательская деятельность) и «azienda» (имущественный комплекс), не делал между ними текстуального различия; и это, как отмечает Д. Фанелли, было тем более понятно, поскольку c экономической точки зрения предприятие как организация факторов производства представляет собой неразрывное единство деятельности предпринимателя, материального и человеческого компонентов, с помощью которых эта деятельность осуществляется[22].

Гражданский кодекс Италии обязывает предпринимателей регистрироваться в специальных реестрах предприятий. Речь идет о регистрации не имущественного комплекса, а о деятельности и факте осуществления такой деятельности определенным лицом. Это требование публичности подчеркивает особую роль коммерческой деятельности (impresa commerciale) в экономической жизни страны. Обязательной регистрации подлежат все коммерческие виды деятельности, независимо от их формы (индивидуальной или в форме юридического лица), в то время как иные предприятия (не коммерческие) должны быть зарегистрированы лишь в том случае, если они создаются в одном из двух типов обществ, предназначенных для ведения коммерческой деятельности. В этом смысле понятие «деятельность, подлежащая регистрации», более широкое, чем коммерческая деятельность[23].

Реестр предприятий (т. е. субъектов предпринимательской деятельности) (registro delle imprese) — часть единой системы, направленной на обеспечение публичности, в том числе в части оповещения граждан о создании, передаче и прочих трансформациях предприятия. Реестр ведется судьей местного органа, осуществляющего регистрацию. При внесении записи судья (регистратор) осуществляет формальный контроль и проверяет аутентичность подписей. По общему правилу запись имеет декларативное значение, и лишь в случае особого указания закона запись имеет иное действие, как, например, при регистрации акционерных обществ, в отношении которых, как юридических лиц, регистрация имеет конститутивное действие. Предприниматель в относящихся к предприятию документах и корреспонденции должен указывать реестр, в котором он зарегистрирован. В этих же реестрах делается запись о сделках с имущественным комплексом[24].

Таким образом, итальянское законодательство о купле-продаже предприятий[25] появилось, так же как и французское, в 1882 г., было сразу кодифицированным, и, так же как и во Франции[26], в Италии государство регулирует процесс купли-продажи предприятия путем введения обязательной регистрации перехода права на него.

В Италии существовали разные учения о купле-продаже предприятия. Некоторые авторы предлагали рассматривать предприятие (impresa) как целое, а имущественный комплекс (azienda) — как его часть; другие (Гидини) считали первое юридической совокупностью (universitas juris), а второе — фактической (universitas facti). Г. Фанелли определяет «impresa» как «профессиональное осуществление организованной экономической деятельности на рынке товаров и услуг»[27]. По мнению И. Наталино, ключевым в понятии предприятия как имущественного комплекса является организация, независимо от прав на вещи и иное имущество, составляющие его. При этом предприниматель выступает субъектом прав и организационной деятельности, а предприятие как имущественный комплекс — объектом купли-продажи[28].

Действующий Гражданский кодекс Италии 1942 г. проводит четкое различие в терминологии при употреблении понятий «impresa» и «azienda», однако определение дает лишь последнему. Согласно ст. 2555 ГК Италии, предприятие как объект прав (azienda) представляет собой имущественный комплекс, используемый предпринимателем для осуществления предпринимательской деятельности (impresa)[29]. Следует заметить, что такое понятие предприятия, как особый объект купли-продажи, тождественно понятию предприятия, закрепленному в Гражданском кодексе России.

В Италии информация о купле-продаже предприятия обязательно фиксируется в реестре субъектов предпринимательской деятельности (обществ или коммерсантов).

Таким образом, в Италии, как и во Франции и Германии, существовало много учений о предприятии как объекте купли-продажи, но на законодательном уровне закреплено понятие предприятия как имущественный комплекс, при этом выделяются элементы имущественного комплекса предприятия — материальные и нематериальные. Смысл такого выделения можно объяснить тремя причинами: для этих элементов, как неодинаковых по природе объектов, действует различный правовой режим эксплуатации; данные элементы защищены различными правовыми способами — вещно-правовыми и обязательственными исками, исками о недобросовестной конкуренции; при отчуждении имущества названные элементы подлежат самостоятельной, дифференцированной оценке и подчинены неодинаковому порядку перехода к новому собственнику[30].

В России развитие института купли-продажи предприятия началось позже, чем за рубежом. С момента появления данного института до его современного законодательного закрепления прошло несколько периодов развития и становления. Первым периодом развития института купли-продажи предприятия в России считается период до 1905 г. В это время уже существовали предприятия, проводилась их купля-продажа[31], но на законодательном уровне данный институт не был закреплен.

Второй период (1905–1917 гг.) начался с появления норм, регулировавших договор купли-продажи недвижимости в Гражданском Уложении, и закончился Октябрьской революцией (1905–1917 гг.).

Третьим периодом развития купли-продажи предприятия является период начиная c Октябрьской революции и заканчивая началом НЭПа (1917–1921 гг.).

Четвертый период (1921–1930 гг.) начинается в годы развертывания НЭПа до тотального охвата государственной собственностью всех предприятий страны.

Пятый период (1930–1980 гг.) начинается изъятием предприятий из оборота и заканчивается возрождением купли-продажи предприятия.

Шестой период (1980 — начало 90-х гг.) — развитие института купли-продажи предприятия, переход на рыночные отношения.

Седьмой период (начало 90-х гг. по настоящее время) — становление института купли-продажи предприятий.

Купля-продажа предприятий широко применялась в старой предпринимательской практике России, но на законодательном уровне данный институт закреплен не был. Этот период можно назвать первым в истории развития и становления купли-продажи предприятия.

Второй период начинается с первого нормативного акта, посвященного договору купли-продажи, регулировавшему исключительные отношения, связанные с продажей недвижимого имущества, — Гражданского Уложения 1905 г., которое включало главу, состоявшую из пяти статей[32].

В этот период купля-продажа недвижимого имущества, в том числе предприятий, была связана не только с издержками и хлопотами для сторон, но и с переменой их оседлости и хозяйства. Весьма часто купля-продажа являлась длительным фактом или договорным отношением, продолжавшимся до тех пор, пока не оканчивались все расчеты по постепенной уплате покупной цены и необходимые для сторон подготовительные хозяйственные меры и распоряжения. Во всех подобных случаях проект акта передачи имущества недостаточно отражал интересы сторон, чем и объяснялась признанная законом потребность в предварительной сделке продажи недвижимости, т. е. в договоре запродажи[33].

В этот период существенными условиями договора запродажи недвижимого имущества считались условия об объекте договора (продаваемая недвижимость), о сроке, к которому стороны обязывались продать и купить имение, а также о покупной цене. При этом подчеркивалось, что указанные условия необходимы для надлежащей определенности предмета договора. Специальные правила, призванные регулировать договор запродажи, сводились к установлению требований, предъявлявшихся к форме договора, определению последствий его неисполнения, а также к ограничению прав продавца на распоряжение недвижимым имуществом, в отношении которого заключался договор запродажи. Требования к форме договора запродажи состояли в том, что запродажа на всякую сумму должна была удостоверяться на письме. Однако это не означало, что любой договор купли-продажи мог быть заключен в простой письменной форме, без нотариального удостоверения[34].

Таким образом, все перечисленные выше существенные условия стали основой для составления договора купли-продажи не только данного периода, но и для договора купли-продажи недвижимости, предприятия и в настоящее время.

В отличие от ныне действующего Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ), проект Гражданского Уложения не рассматривал договор продажи недвижимости в качестве отдельного вида договора купли-продажи[35].

С юридической точки зрения элементы предприятия в дореволюционной России разделялись на имеющие материальный и нематериальный характер. Соотношение этих элементов в зависимости от отрасли торговли могло быть различно. Но на первое место должны были быть поставлены нематериальные блага, которыми, по утверждению А.И. Каминки, и определяется природа торгового предприятия. Нематериальные элементы торгового предприятия — фирма, вывеска, фабричные марки, клиенты предприятия. Среди материальных благ выделяется обзаведение — внешние вспомогательные средства, служащие для ведения торгового дела, и сосредоточение торговой деятельности в определенном месте. Местонахождение предприятия может отличаться от местожительства предпринимателя, а если у предпринимателя предприятий несколько, то каждое из них будет иметь обособленное обзаведение[36].

Российское право не имело в данный период развития института купли-продажи предприятий каких-либо аналогов современного понятия предприятия — объекта. Ему не было известно понятие имущественного комплекса. Из-за непродолжительного в отечественной истории периода развития капиталистических отношений понятие предприятия в рассматриваемом смысле появилось незадолго до октября 1917 г. Отечественные юристы того времени в значительной степени опирались на труды западных цивилистов. Разработанные и принятые в этот период законы не успели пройти апробацию практикой[37].

Третий период развития института купли-продажи предприятия начинается с Октябрьской революции и заканчивается появлением НЭПа, т. е. длится по 1921 г. Согласно первым декретам Советской власти предприятия национализировались как объекты права. Национализация сузила частный оборот, следствием ее было запрещение гражданско-правовых сделок с национализированным имуществом. С распространением принципа государственной монополии проводились мероприятия, подготавливавшие переход от частной торговли к системе социалистического учета различных предметов и их распределения. Частная торговая деятельность подвергалась ряду правовых ограничений. Так, постановлением Народного Комиссариата торговли и промышленности «О правовых ограничениях, устанавливаемых для торговых и торгово-про­мышленных предприятий», без особого разрешения запрещались следующие действия:

1) продажа и покупка, сдача в аренду либо в залог, переход, передача и переуступка полностью или частично торговых и торгово-промышленных предприятий;

2) образование и открытие новых предприятий;

3) преобразование;

4) всякие изменения состава членов товарищества и пайщиков[38].

В данный период национализировались предприятия, имеющие особое значение, а также предприятия, владельцы которых эмигрировали или саботировали решения властей. От крупных предприятий перешли к национализации средней промышленности и далее объявили национализированными все частные предприятия с числом рабочих более пяти человек.

После национализации большая (основная) часть предприятий перешли в государственную собственность и не могли находиться в гражданском обороте как имущественные комплексы[39].

Таким образом, купля-продажа предприятий была приостановлена, а законодательство данного института не получило никакого развития.

В четвертом периоде становления института купли-продажи предприятия — начиная с 1921 и до 1930 гг. — договоры купли-продажи предприятий были распространенным явлением имущественного оборота[40]. Вначале в законодательстве данного периода отдельно регулировалось правовое положение предприятий разных отраслей экономики. Так, в 20-е гг. XX в. были изданы: Положение о промышленных трестах[41] (трест был наиболее типичным видом предприятия), Положение о строительных трестах[42], Положение о торгах (торговых трестах)[43].

Однако эти нормативные акты регулировали лишь статус предприятий, их структуру, права, ответственность, как особый объект сделок предприятие не выделялось.

Под влиянием экономического развития договор купли-продажи предприятий, однако без единого определения предприятия как особого объекта сделок, был включен в Гражданский кодекс РСФСР 1922 г.[44]

В пятый период становления института купли-продажи предприятия (1930 — 1980 гг.) произошла глобальная переоценка значимости оборота предприятий, связанная с тотальным охватом государственной собственностью всех объектов промышленной сферы, и необходимость в правовом регулировании данного института отпала[45].

Здания, сооружения, земля принадлежали государству, подзаконными актами регулировался специальный порядок их передачи с баланса на баланс различных государственных предприятий и учреждений по воле министерств, с сохранением на них права государственной собственности. Государственные предприятия были изъяты из оборота, лишены свойств товара не только по формальным признакам, но и по существу. Случаи передачи предприятий между кооперативными организациями за плату на основании гражданско-правовых договоров были столь редкими и сопровождались, как правило, такими жесткими административными ограничениями, связанными с вовлеченностью этих организаций в систему социалистического производства, что говорить о свободном обороте предприятий не представлялось возможным. Частные лица в любом случае не могли быть собственниками предприятий[46].

Как собственник основной массы имущества, государство было не в состоянии непосредственно хозяйствовать с принадлежащими ему объектами. Это привело к тому, что в имущественном обороте появились юридические лица — «предприятия» и «учреждения», наделенные государством имуществом на основе ограниченного вещного права[47].

Преобразования экономической и политической системы в России, происходившие с 1980 г. по начало 90-х г., повлекли за собой коренные изменения отношений в области между властью и обществом. Развитие экономики, совершенствование ее правового регулирования привело к значительным изменениям в имущественных отношениях. Не стали исключением и отношения, связанные с институтом купли-продажи предприятий.

С появлением в обществе перестроечных тенденций и процессов возникла потребность в преодолении «синдрома ничейности» собственности, в обеспечении хозяйственной самостоятельности и повышении ответственности работников, трудовых коллективов, налаживании прямой связи заработка людей с конечным результатом их работы. Достижение этих целей ставилось в прямую зависимость от разгосударствления предприятий, передачи их в руки различных хозяйствующих субъектов, повышения эффективности их работы[48]. Таким образом, начался процесс вовлечения в гражданский оборот объектов, которые длительное время были из него изъяты. К числу таких объектов относится предприятие.

Для законодательства начала 90-х гг. XX в. был характерен не только единый подход к предприятиям всех отраслей экономики, но и единое понимание предприятия как хозяйствующего субъекта и субъекта права. В седьмом периоде становления института купли-продажи предприятий (с начала 90-х по настоящее время) такое понимание предприятия было закреплено в нормативных актах. Например, в п. 1 ст. 4 Закона РСФСР от 25 декабря 1990 г. № 445-1 «О предприятиях и предпринимательской деятельности» содержалось следующее определение предприятия: «…предприятием является самостоятельный хозяйствующий субъект, созданный в порядке, установленном настоящим Законом, для производства продукции, выполнения работ и оказания услуг в целях удовлетворения общественных потребностей и получения прибыли»[49].

Таким образом, указанный Закон выполнил свою поистине историческую миссию, внеся изменения в жестко зарегулированную советскую доктрину и практику правоприменения, создав почву для последующих преобразований[50].

Развитие Российской Федерации в период перехода к рынку привело к включению в экономический оборот таких объектов гражданских правоотношений, существование которых было невозможно в условиях советского государства. Конституция России провозгласила право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, предопределила паритет всех форм собственности, включая частную и государственную. Эти концептуальные положения Конституции нашли отражение в гражданском законодательстве, закрепляющем широчайший спектр возможностей включения в экономический оборот целого круга объектов, среди которых особое место занимает предприятие как имущественный комплекс[51].

Следующим этапом законодательного регулирования вопроса, касающегося института купли-продажи предприятий, стало принятие в 1994 г. первой части Гражданского кодекса, которым был отменен основополагающий нормативный акт, определявший правовое положение предприятий, — Закон от 25 декабря 1990 г. № 445-1 «О предприятиях и предпринимательской деятельности» (кроме ст. 34 и 35, регулирующих порядок государственной регистрации предприятий)[52]. В Гражданский кодекс были включены некоторые положения, относящиеся к определению понятия предприятия.

На современном этапе сделки с предприятиями как имущественными комплексами в России получают все большее распространение, что, впрочем, вполне предсказуемо в связи с намечающейся тенденцией к стабилизации рыночной экономики. Необходимо, однако, отметить, что интеграция имущественных комплексов предприятий в экономический оборот прошла трудный путь, преодолевая, прежде всего, психологический барьер, сформировавшийся в годы преобладания государственной собственности на средства производства. Помимо трудностей в освоении нового, проявлялась и боязнь дестабилизирующего, деструктивного воздействия разгосударствления предприятий и сделок с имущественными комплексами. Характерный пример — ожесточенные споры по поводу принятия Закона РФ от 3 июля 1991 г. № 1531-1 «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации»[53], в результате которых принят противоречивый по содержанию и нежизнеспособный акт[54].

С учетом исторического опыта становления и развития купли-продажи предприятия сформулируем следующие выводы:

1. Развитие института купли-продажи предприятия в России началось позднее, чем в Европе, по причине задержки в развитии промышленности. При этом на протяжении всей истории политическая и экономическая ситуация в России влияла на развитие и становление института купли-продажи предприятия.

2. С учетом вовлечения предприятия в гражданский оборот можно выделить следующие периоды:

1) появление предпосылок необходимости регулировать отношения, связанные с куплей-продажей недвижимости, в том числе предприятий (до 1905 г.);

2) появление норм о купле-продаже предприятия (1905-1917 гг.);

3) приостановление купли-продажи предприятий (1917–1921 гг.);

4) развертывание НЭПа, развитие законодательства о купле-продаже предприятия (1921–1930 гг.).

5) изъятие предприятий из оборота и приостановление развития исследуемого института (1930–1980 гг.);

6) развитие института купли-продажи предприятия, переход к рыночным отношениям (1980 — начало 90-х гг.);

7) становление института купли-продажи предприятия (начало 90-х гг. — настоящее время).

4. Первый период характеризуется вовлечением в гражданский оборот предприятий, становящихся объектом купли-продажи и других сделок. В то же время недостатком этого периода было отсутствие законодательного урегулирования отношений по купле-продаже предприятий, столь необходимого для оптимизации данного процесса.

5. Второй период развития института купли-продажи предприятий связан с появлением первого нормативного акта — Гражданского Уложения, регулировавшего куплю-продажу недвижимости. Однако этого акта было недостаточно, так как отсутствие на законодательном уровне закрепления понятия предприятия как имущественного комплекса и объекта прав отрицательно сказалось на самой процедуре купли-продажи предприятия.

6. Непродолжительный период капиталистических отношений и национализация всех предприятий государством, имевшая место в третьем периоде, не давали развиваться институту купли-продажи предприятий, поэтому данный период не принес никаких положительных сдвигов в развитии законодательства рассматриваемого института.

7. Достижением четвертого периода стало закрепление на законодательном уровне договора купли-продажи предприятия, но в то же время законодательство регулировало статус предприятий, их структуру, права, ответственность, но как особый объект сделок предприятие не выделялось, иными словами, институт купли-продажи предприятий требовал доработки. Новшеством данного периода было и появление нового вида предприятий — наделенных государственным имуществом на ограниченном вещном праве. При купле-продаже такого предприятия необходимым условием было наличие согласия собственника.

8. Пятый период знаменовался отсутствием какого-либо развития института купли-продажи предприятия. Данный институт в этот период законодательно не определялся.

9. Постепенное вовлечение предприятия в гражданский оборот в шестом периоде можно обозначить как положительное явление, но надо отметить, что все еще отсутствовало правовое регулирование начавшихся процессов по купле-продаже предприятий, что не давало развиваться данному институту.

10. В современном периоде развития купли-продажи предприятия достоинством стало закрепление на законодательном уровне, в Гражданском кодексе России, понятия «предприятие» как имущественного комплекса, т. е. как объекта прав. Однако имеется и недостаток данного периода: неурегулированным остался вопрос о двойственности природы данного института, что привело к его неоднозначной трактовке в нормативным актах.

Максим ДОМБРОВИЦКИЙ, адвокат, управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Легис Групп»

[1] См.: Овчинникова К.Д. Предприятие как объект гражданских прав в Германии, Италии, Франции, Англии и России: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 2003. — С. 72.

[2] См.: Зенин И.А. Гражданское и торговое право капиталистических стран: Учебное пособие. — М.: Изд-во МГУ, 1992. — С. 51; Богатых Е.А. Гражданское и торговое право. — М.: ИНФРА-М, 1996. — С. 84.

[3] Там же.

[4] Loi du 17 mars 1909 relative à la vente et au nantissement des fonds de commerce // AdmiNet, http://admi.net/jo/loi17mar1909.html.

[5] Ordonnance № 2000-912 du 18 septembre 2000 relative a la partie Legislative du code de commerce.

[6] См.: Овчинникова К.Д. Указ. соч. — С. 73.

[7] См.: Зенин И.А. Указ. соч.; Богатых Е.А. Указ. соч.

[8] Там же.

[9] См.: Значение и функции торгового реестра в европейских странах // Юрист. — 2006. — № 6 (60).

[10] См.: Овчинникова К.Д. Юридическая сущность категории предприятия в доктрине и законодательстве Германии, Франции и Италии // Законодательство. — 2004. — № 9. — С. 21.

[11] См.: Conradi J. Das Unternehmen im Handelsrecht: eine rechtshistorische Untersuchung vom preussischen Allgemeinen Landrecht (1794) bis zum Allgemeinen Deutschen Handelsgesetzbuch(1861). Heidelberg, 1993.

[12] См.: Беригефт Фр. Гражданское уложение Германской империи в процессе его образования. СПб., 1910. — С. 3.

[13] Цит. по: Лысенко О.Л. История кодификации торгового права Германии в XIX веке: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 1997. — С. 46.

[14] См.: Гайбатова К.Д. Предприятие — объект гражданских прав: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 2002. — С. 36.

[15] См.: Грибанов А.В. Предприятие как объект гражданско-правовых отношений (по праву России и Германии): Дис. … канд. юрид. наук. — М., 2004. — С. 54.

[16] См.: Pisko O. Das allgemHandelsgesetzbuch // HB Jus.terr, 1862. 17.12. — С. 213.

[17] См.: Никитина И.В. Предприятие как имущественная основа индивидуальной предпринимательской деятельности гражданина // Вестник КрасГУ. 2004. № 3. — С. 241–243.

[18] См.: Судаков А.А. Предприятие как объект гражданских прав в России и за рубежом // Юрист. — 2006. — № 2.

[19] См.: Артабаева Л.С. Договор продажи предприятия как имущественного комплекса: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2006. — С. 26.

[20] См.: Кулагин М.И. Избранные труды по акционерному и торговому праву. — 2-е изд. — М.: Статут, 2004. — С. 32.

[21] Гражданский кодекс Италии 1942 г. с последующими изменениями и дополнениями // Giordio di Nova. Codice civile e leggi collegate. Ed / Zanichelli S.p.A. Bologna, 1994 / 1995; Gazzeta ufficile, 5 agosto 1985. N 183.

[22] См.: Fanelli Giuseppe. Introduzione alla teoria guiidica dell’impresa. — Milano, 1950. — P. 35–37.

[23] См.: Судакова К.Г. Дуализм итальянского частного права // Правоведение. — 2002. — № 3 (242).

[24] См.: Овчинникова К.Д. Указ. соч.

[25] См. подробнее: Италия. Конституция и законодательные акты. — М.: Прогресс, 1988.

[26] См. подробнее: Французская Республика. Конституция и законодательные акты. — М.: Прогресс, 1989.

[27] Цит. по: Fanelli Giuseppe. Introduzione alla teoria guiidica dell’impresa. — Milano, 1950. — P. 35–37.

[28] См.: Natalino I. Priprieta`e impresa. Napoli, 1965. P. 107.

[29] Гражданский кодекс Италии 1942 г. с последующими изменениями и дополнениями // Giordio di Nova. Codice civile e leggi collegate. Ed / Zanichelli S.p.A. Bologna, 1994 / 1995; Gazzeta ufficile, 5 agosto 1985. N 183.

[30] См.: Гражданское и торговое право зарубежных капиталистических стран / Под ред. Е.А. Васильева. — М., 1993. — С. 113.

[31] См.: Гольмстен А.Х. Очерки по русскому торговому праву. — СПб., 1895. — С. 39.

[32] См.: Слыщенков В.А. Проект Гражданского уложения 1905 г. и его место в истории русского права: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 2003. — С. 92.

[33] См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2-х ч. — Ч. 2. — М., 1997. — С. 64, 65.

[34] Там же.

[35] См.: Артабаева Л.С. Договор продажи предприятия как имущественного комплекса: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2007. — С. 12.

[36] См.: Каминка А.И. Очерки торгового права. — 2-е изд., испр. и доп. — СПб., 1912. — С. 116.

[37] См.: Грибанов А.В. Указ. соч. — С. 115.

[38] См.: Постановление Народного Комиссариата торговли и промышленности «О правовых ограничениях, устанавливаемых для торговых и торгово-промышленных предприятий» // СУ РСФСР. — 1918. — № 32. — Ст. 425.

[39] См.: Гайбатова К.Д. Указ. соч. — М., 2002. — С. 30.

[40] См.: Смагина Е.С. Купля-продажа предприятий // http://www.esmagina. narod.ru/ index.html, 2001.

[41] См.: Положение о промышленных трестах от 1926 г. // СУ. — 1926. — № 32. — Ст. 36.

[42] См.: Положение о строительных трестах от 1923 г. // СУ. — 1923. — № 75. — Ст. 515.

[43] См.: Положение о торгах от 1923 г. // СУ. — 1923. — № 108. — Ст. 1035.

[44] Гражданский кодекс РСФСР от 1922 г. // СЗ РСФСР. — 1922. — № 71. — Ст.904.

[45] См.: Смагина Е.С. Указ. соч.

[46] Там же.

[47] См.: Гайбатова К.Д. Указ. соч. — С. 30.

[48] См.: Смагина Е.С. Указ. соч.

[49] Цит. по: Закон РСФСР от 25 декабря 1990 г. № 445-1 «О предприятиях и предпринимательской деятельности» // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. — 1993. — № 32. — Ст. 1256.

[50] См.: Чураева О.В. Купля-продажа предприятия как имущественного комплекса: Дис. … канд. юрид. наук. — СПб., 2003. — С. 18.

[51] См.: Смагина Е.С. Указ. соч.

[52] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ, ст. 132 // СЗ РФ. — 1994. — № 32. — Ст. 3301.

[53] См.: Закон РФ от 3 июля 1991 г. № 1531-1 «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации» // Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. — 1991. — № 27. — Ст. 927.

[54] См.: Смагина Е.С. Указ. соч.