Как написать ходатайство о прекращении уголовного преследования?

Публикуем образцы наших ходатайств.

 

Следователю по особо важным делам следственного отдела по 3еленоградскому округу Главного следственного управления Следственного комитета РФ по г. Москве лейтенанту юстиции

Башкинову Евгению Алексеевичу

от адвоката Домбровицкого Максима Петровича,

адрес для корреспонденции: 125047 Москва, 4 — Лесной переулок, д.4, БЦ «Лесная плаза», 4 этаж, МКА «Легис Групп» т. (985)643-48- 28, раб. (495)212-92-80

е-mаil: dоmbrоviсkу@lеgis-grоuр.ru

в защиту интересов Г. А.В., уголовное дело N2834507

 

 

Ходатайство

о прекращении уголовного преследования

 

В Вашем производстве находится уголовное дело N2834507, возбужденное в отношении Г. АВ. по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

После ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ, защита приходит к выводу о том, что уголовное преследование в отношении Г.А.В. носит необоснованный характер, и подлежит прекращению по следующим основаниям:

Обвинение Г. А.В. строиться только лишь на его первичных показаниях, явки с повинной и протокола проверки показаний на месте. Однако, пользуясь своим конституционным правом, Г. А.В. отказался от изложенной им версии в последующем допросе, мотивируя это тем, что на него было оказано психологическое давление со стороны сотрудников полиции, защита со стороны адвоката В. В.В. не осуществлялась надлежащим образом. Данные факт подтверждаются показаниями Г. А.В. от 18.03.14 года, а также показаниями свидетеля А. А.В. (сотрудника полиции получившего от Г. А.В.  явку с повинной) от 27.01.2014 года, где последний показал, что «Г. А.В. в ходе общения со мной, А. и С., спрашивал у нас юридические консультации о том, как ему лучше действовать в данной ситуации». Таким образом, можно прийти к выводу о том, что Г. А.В. был введен в заблуждение относительно правовых последствий изложенной им версии случившегося.

Помимо этого, сам Г.А.В. в показаниях от 18.03.2014 года упоминает о том, что когда Г. А.В. пришел домой и впервые за день увидел отца, он заметил, что —  «у отца на правой руке имелись следы засохшей крови, отец держался за живот, жаловался на боль». Также, данный факт упоминается Г. А.В. в протоколе допроса подозреваемого от 22 января 2014 года, где также говориться о том, что — «Так же я увидел, что у него находятся ссадины на лице и кровоподтеки на груди, которые были видны из под майки». Данный факт наличия у Г.В.В. телесных повреждений на момент его встречи с сыном косвенно подтверждается протоколом осмотра места происшествия от 21.05.2014 года, в котором указывается на то, что потерпевшая Л. И.В. выбросила куртку Г.В.В., в которой в день смерти он явился домой, ввиду того, что последняя была «грязная, рваная на груди, оторван был рукав и со следами крови».

Исходя из вышеуказанных протоколов, можно сделать вывод о том, что следствие в конечном итоге не проверило в полном объеме факты причинения вреда здоровью Грачеву В.В. вне пределов дома, все опрошенные свидетели дают разрозненную информацию, основанную на слухах и домыслах посторонних лиц, помимо этого, следует учитывать тот факт, что  свидетели – друзья Г. В.В.  в своих показаниях ставят своей целью исключить себя из списка возможных подозреваемых. Иных же, объективных доказательств отсутствия у Г. В.В. телесных повреждений до встречи с сыном следствием добыто не было, тем не менее следствие, в нарушение принципа, изложенного в п. 3 ст. 14 УПК РФ, трактует все сомнения не в пользу обвиняемого Г.А.В.

Следует также упомянуть и о результатах молекулярно-генетической экспертизы, проведенной 5.05.2014 г., в заключении которой указано, что происхождение следов крови на фрагментах ногтевых пластин с рук трупа Г. В.В. от Г. А.В. исключается. В свою очередь, это еще раз подтверждает факт отсутствия драки и скандала в квартире Г.. Вместе с этим, свидетель Я.  В.Ф., в протоколе допроса свидетеля от 22.01.2014 года, показывает, что «19.01.2014 года, примерно в 23 часа 50 минут, я находилась в своей квартире и услышала громкие звуки, похожие на то, как будто кто-то падает на пол, продолжавшиеся несколько минут. После этого никаких громких звуков я не слышала». Опять же, данные показания свидетеля – соседки из квартиры ниже, полностью подтверждают версию, изложенную Г. А.В. при допросе 18.03.2014 года, и позволяют сделать вывод о том, что никакой драки в квартире Г. не было, звук происходил от падения тела Г. В.В. на пол и предметы мебели, в случае, если бы Г. А.В. избивал бы своего отца, Я. В.Ф. услышала бы шум от драки. Тем не менее, следствие опять не учитывает данные факты и показания свидетелей и полностью их игнорирует.

 

На основании изложенного и руководствуясь п.1 ст. 27 УПК РФ прошу:

  1. Прекратить уголовное преследование Г. А.В. по настоящему уголовному делу ввиду его непричастности к совершению преступления.

С уважением,

М.П. Домбровицкий

29.06.2014

 

Если вам нужна помощь по уголовному делу — звоните!