Гражданско-правовые отношения или злоупотребление полномочиями (особенности квалификации по статье 201 УК РФ)

В недавней моей практике была завершена защита по уголовному делу, возбужденному в отношении Генерального директора одного из крупных производственных предприятий оборонной промышленности по ч. 2 статьи 201 Уголовного кодекса РФ – Злоупотребление полномочиями.
Причиной возбуждения уголовного дела послужила следующая ситуация.
Мой доверитель, будучи генеральным директором ОАО «А», собственником которого, в свою очередь, являлась Российская Федерация, подписал договор купли-продажи недвижимого имущества, принадлежащего Обществу с ОАО «Б», владельцем пакета акций которого являлся он же, как физическое лицо. Данная сделка предварительно была одобрена советом директоров ОАО «А», причем Доверитель, являясь заинтересованным лицом, отстранился от участия в голосовании, уведомив об этом Совет директоров.
С юридической стороны была совершена законно и с соблюдением предусмотренных законодательством процедур, тем не менее, следственные органы нашли состав преступления в действиях моего Доверителя.
Из постановления о возбуждении уголовного дела следует, что Доверитель подозревается в том, что он, работая в должности Генерального директора ОАО «А», использовал свои полномочия вопреки законным интересам указанной организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя.
При этом, общественно опасные действия Доверителя, согласно Постановлению, заключались в принятии решения о продаже недвижимого имущества, принадлежащего ОАО «А» по «заниженным» ценам и реализации указанного решения. По версии следствия, Доверитель скрыл от членов Совета директоров ОАО «А» сведения о действительной рыночной стоимости указанного имущества, в результате чего указанные сделки получили одобрение Совета директоров.
Однако, основываясь на Федеральном законе «Об акционерных обществах», обязательное проведение рыночной оценки для отчуждаемого имущества (кроме акций) не требуется.
Злоупотребление же полномочиями предполагает совершение лицом действий (бездействие) в пределах своих полномочий.
Доверитель на момент совершения сделок являлся одним из акционеров покупателя – ОАО «Б» и, в соответствии со ст. 82 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», заранее уведомил об этом совет директоров ОАО «А».
В соответствии со ст. 81 закона «Об акционерных обществах» указанные сделки являлись сделками с заинтересованностью и, в силу п. 16 ч. 1 ст. 65 этого же закона, подлежали одобрению Советом директоров ОАО «А».
Согласно ч. 1 ст. 83 закона, в обществе с числом акционеров — владельцев голосующих акций 1000 и менее решение об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, принимается советом директоров (наблюдательным советом) общества большинством голосов директоров, не заинтересованных в ее совершении.
Совершение сделок с заинтересованностью с нарушением предусмотренных законом требований к ним, может повлечь признание их недействительными по иску общества или его акционера (ч. 1 ст. 84 ФЗ «Об акционерных обществах»). Такой иск не заявлялся ни Обществом, ни самим акционером, срок исковой давности был пропущен.
Таким образом, Доверитель не обладал полномочиями самостоятельно совершать вышеуказанные сделки, решение об их совершении не принимал, в голосовании по вопросу об одобрении сделок не участвовал.
Согласно постановлению о возбуждении уголовного дела, использование Доверителем своих полномочий вопреки законным интересам ОАО «А» выразилось в продаже имущества указанного предприятия по заниженной стоимости.
Исходя ч. 7 ст. 83 ФЗ «Об акционерных обществах», для принятия советом директоров общества решения об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, цена отчуждаемых либо приобретаемых имущества или услуг определяется советом директоров общества в соответствии со статьей 77 указанного федерального закона.
В соответствии с абзацем вторым ч. 1 ст. 77 названного федерального закона, если лицо, заинтересованное в совершении одной или нескольких сделок, при которых цена (денежная оценка) имущества определяется советом директоров общества, является членом совета директоров общества, цена (денежная оценка) имущества определяется решением членов совета директоров общества, не заинтересованных в совершении сделки.
Помимо решений об одобрении сделок, протоколы заседаний Совета директоров ОАО «А» содержат поручения генеральному директору общества подписать соответствующие договоры купли-продажи на условиях, определенных Советом Директоров, которые в силу закона (ст. 65, п. 2 ст. 69 ФЗ об АО) и учредительных документов были обязательны для исполнения Генеральным директором.
Таким образом, доверитель, фактически, не принимал решения о совершении сделок, а лишь исполнил решения Совета директоров ОАО «А», которые обязан был исполнить в силу положений законодательства и Устава общества.
Кроме того, ст. 201 УК РФ, предусматривает уголовную ответственность только за собственные действия (бездействие) субъекта, совершенные в пределах его служебных полномочий и не предполагает такую ответственность за способствование совершению действий (бездействия) другими лицами, в том числе путем введения их в заблуждение.
Исходя из вышеизложенного, органы предварительного следствия, обязаны были прекратить уголовное дело в отношении И. в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, с вынесением соответствующего постановления.
Несмотря на это, Доверителю было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 201 УК РФ.
Проведенные со свидетелями — членами совета директоров ОАО «А» очные ставки также подтвердили, что цена сделки обсуждалась всеми участниками Совета директоров и Доверитель не вводил никого в заблуждение.
Тем не менее, данное уголовное дело было рассмотрено в федеральном суде и по вменяемой Доверителю части 2 ст. 201 УК РФ было назначено наказание в виде 500 000 рублей штрафа (санкция статьи предполагает наказание до 10 лет лишения свободы).
В настоящее время со стороны защиты вынесенный приговор обжалован и, будем надеяться, вышестоящий суд учтет имеющиеся основания для отмены приговора.

Максим ДОМБРОВИЦКИЙ, адвокат, управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Легис Групп»