Актуальные проблемы уголовной ответственности за мошенничество. Вопросы квалификации мошенничества.

Актуальные проблемы уголовной ответственности за мошенничество. Вопросы квалификации мошенничества.

Московская коллегия адвокатов «Легис Групп»

 

Следственная и судебная практика сталкивается с трудностями при квалификации и разграничении преступлений тогда, когда разные составы преступлений характеризуются, с одной стороны, рядом общих для них признаков, а с другой — отдельными признаками, различающими их. Такие составы   преступлений в теории уголовного права принято называть смежными. К смежным с мошенничеством относятся составы преступлений, предусмотренные следующими статьями УК РФ: кража (ст. 158); присвоение или растрата (ст. 160); грабеж (ст. 161); причинение   имущественного   ущерба   путем  обмана   или злоупотребления доверием (ст. 165); незаконное получение кредита (ст. 176); злоупотребления  при  выпуске  ценных  бумаг   (эмиссии) (ст. 185); изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186); изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов (ст. 187); неправомерные действия при банкротстве  (ст.  195); преднамеренное банкротство (196); фиктивное банкротство (ст. 197).

Наличие перечисленных видовых объектов, тесно примыкающих к видовому объекту отношений собственности и норм, изложенных в указанных статьях, обусловливает необходимость их разграничения с составом мошенничества. Важно заметить, что такая необходимость возникает в случаях стечения определенных типичных особенностей проявления, с одной стороны, мошенничества, а с другой — смежных с ним преступлений.

По вопросу отграничения мошенничества и гражданско-правовых деликтов, очевидно, то, что механизм совершения преступлений против собственности с использованием злоупотребления доверием претерпел значительные изменения в условиях рыночной экономики (завладение чужим имуществом осуществляется под прикрытием различного рода договоров: поручений, оказания услуг, купли-продажи и других). Основанием для разграничения мошенничества и гражданско-правового деликта является «величина» (степень) общественной опасности этого деяния, существование которой свидетельствует о том, что оно относится к категории преступлений.

В свою очередь степень общественной опасности устанавливается на основе анализа объективных характеристик деяния, которые указывают, прежде всего, на наличие умысла (или его отсутствие при гражданско-правовом деликте) на совершение преступления с использованием обмана или злоупотребления доверием при невыполнении обязательств, вытекающих из гражданско-правовых договоров. В случае, если лицо берет на себя обязательство, но не выполняет его (вследствие каких-либо обстоятельств, без преднамеренного умысла нарушить это обязательство) деяние квалифицируется как гражданско-правовой деликт. Если же в этом же случае лицо изначально не собирается выполнять данные обязательства, деяние квалифицируется по ст. 159 УК РФ.

Проведем разграничение смежных составов преступлений. Следует отграничивать не всякое проявление мошенничества от любой кражи, а мошенничество, представляющее собой хищение чужого имущества, совершенное путем злоупотребления доверием, от так называемой кражи путем использования доверительных отношений. Отграничение указанных разновидностей мошенничества и кражи необходимо проводить при освещении объективной стороны состава мошенничества. Следует отграничивать кражу от мошенничества, в том случае, когда при краже виновный использует обман, злоупотребление доверием, в целях получения доступа к имуществу, а само изъятие осуществляется тайно. При квалификации же деяния как мошенничество необходимо, чтобы виновный совершил изъятие путем обмана, злоупотребления доверием.

Критерии  отграничения мошенничества  от  присвоения  и растраты характеризуются в процессе рассмотрения предмета, объективной стороны, субъекта мошенничества и такого квалифицирующего признака, как совершение мошенничества лицом с использованием своего служебного положения. Основное отличие данных составов состоит в том, что при присвоении и растрате имущество вверено виновному, а при мошенничестве оно не вверено, виновный изначально, как правило, не имеет к нему доступа.

Вопрос об отграничении мошенничества  от  грабежа  может возникнуть при так называемом «самочинном обыске», т. е. обыске, производимом лицами   (или лицом),  не имеющими  на это права, но представившимися обыскиваемому в качестве лиц, правомочных на производство обыска и выемки, с целью изъятия и обращения в свою пользу или пользу других лиц имущества обыскиваемого. При этом, если обыскиваемый, уверовав в фактически фиктивные статус и правомочия виновных  (или виновного), будучи обманутым, добровольно передает им имущество или не противодействует его изъятию, то налицо мошенничество. Когда же, несмотря на обнаружение обмана обыскиваемым, виновные  (или виновный)  изымают имущество и обращают его в свою пользу или пользу других лиц, т. е. совершают открытое хищение,    то содеянное представляет   собой  грабеж.

Мошенничество в качестве хищения отличается от причинения  имущественного  ущерба  путем  обмана  или  злоупотребления доверием тем, что последнее не содержит такого признака объективной стороны хищения, как изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. При мошенничестве же присутствует изъятие чужого имущества, как конструктивный признак хищения. А применительно к статье 165 УК РФ  имеет  место невнесение должного во владения фонды собственника, так называемая «преступная экономия». При квалификации содеянного по статье 165 УК РФ так же  может иметь место не прямой, реальный, материальный ущерб, а упущенная выгода, которая в УК РФ трактуется как ущерб.

Проведем разграничение ст.159 со ст.176 УК РФ (незаконное получение кредита). Основное отличие между названными составами преступлений состоит  в субъективной стороне. В ситуации, когда до момента совершения действий по получению кредитных средств винновое лицо уже знает, что отдавать кредит не будет и его получает в целях завладения им, применяется ст. 159 УК РФ. Если же виновный изначально намереваясь вернуть кредит в процессе решил его не возвращать вследствие каких-либо затруднений, тогда применяется ст. 176 УК РФ. Необходимо отметить, что установление признаков банкротства исключает ответственность по ст. 176 УК РФ.

Незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ) является преступлением в сфере экономической деятельности, в котором признаки изъятия отсутствуют. В данном случае имеет место «оттенок» обмана и корыстная мотивация, свойственная мошенничеству. Основное отличие данных составов состоит в том, что в ст. 159 есть изъятие, а в ст.180 нет.

Статья 159 может применятся наряду со статьей 181 (Нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм). В частности, совокупность преступлений может иметь место, если субъект незаконно использует государственное пробирное клеймо, проставляет его на изделиях из драгоценных металлов и искажает пробу в сторону занижения. Общественная опасность мошенничества, как хищения, выражается в разнице стоимости между заявленным изделием и между реальной стоимостью изделия.

Мошенничество имеет схожие признаки с составами преступлений, предусмотренными ст. 186 и ст. 187 УК РФ. В них установлены условия ответственности за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг и изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов.

Отграничение перечисленных составов преступлений от мошенничества проводится по таким критериям, как предмет преступления и направленность умысла. Содеянное является преступлением, ответственность за которое предусмотрена ст. 186 или ст. 187 УК РФ, в случаях, когда, с одной стороны, предмет преступления — поддельный банковский билет Центрального банка РФ, металлическая монета, государственная или другая ценная бумага в валюте РФ, иностранная валюта, ценная бумага в иностранной валюте, кредитная или расчетная карта либо иной платежный документ — обладают высоким качеством изготовления и, с- другой, умыслом виновного охватывается высокая степень вероятности не распознания подделки данного предмета любым получателем. Если же какой-либо из перечисленных предметов обладает невысоким качеством подделки и умысел виновного направлен на разовое его использование в расчете на дефекты зрения получателя или иные особенности ситуации, то состоявшийся обмен такого предмета на имущество представляет собой мошенничество.

Ст. 159 УК РФ об ответственности за мошенничество в подавляющем большинстве случаев применяется наряду со ст. 187 УК РФ (Изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов), в случае, если по поддельным кредитным или расчетным картам, либо иным платежным документам были получены виновным денежные средства. В данном случае преступления, предусмотренные ст. 186 и ст.187 имеют отличия в части их квалификации. Если виновный изготавливает поддельные деньги и, расплачиваясь ими, получает какую-либо имущественную выгоду, то в этом случае будет иметь место только фальшивомонетничество, хотя иная ситуация может иметь место в отношении изготовления и сбыта поддельных ценных бумаг. Если же виновный подделал кредитную или расчетную карту и впоследствии получил по ней денежные средства, то будут применяться  ст. 187 и 159 УК РФ.

Проведем разграничение ст.187 УК РФ (Изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов) со ст.159 УК РФ. Отличие заключается в предмете  преступления, предметом ст. 187  УК РФ являются кредитные карты и иные платежные документы. Практика показывает, что статья 187 УК РФ никогда само по себе (при отсутствии совокупности) не применяется. Она применяется по совокупности преступлений со ст.ст. 158 или 159 УК РФ. Если виновный по поддельной карте получил деньги через банкомат, то наряду со ст. 187  применяется ст.158 УК РФ. Если  же виновный получил деньги через сотрудника банка, соответственно, введя его в заблуждение, то содеянное необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 187 и 159 УК РФ.

Ст. 159 также соотносится со ст. 187 УК РФ в случае, если виновный подделывает кредитную или расчетную карту и продает ее под видом настоящей карты (по которой якобы можно получить денежные средства), когда на самом деле карта является муляжом. Такая ситуация возможна, когда преступники продают друг другу кредитные или расчетные карточки в целях их последующего сбыта.

Мошенничество также граничит со ст. 186 УК РФ (Фальшивомонетничество). Так, если виновное лицо изготавливает  подделку  денежного знака, ценной бумаги и сбывает эти предметы, рассчитывая на грубый обман ограниченного круга лиц, то в данном случае будет иметь место мошенничество. Основное отличие данных составов состоит в предмете преступлений. Чтобы возможно было квалифицировать деяние, как фальшивомонетничество, предмет должен иметь максимальное сходство с оригиналом по всем реквизитам, если виновный изготавливает грубую подделку и рассчитывает на обман ограниченного круга лиц, то необходимо применять статью 159 УК РФ. Статья 186 УК РФ чаще всего дополнительно по совокупности ответственность за хищение не устанавливает. За исключением, сбыта именных ценных бумаг в той ситуации, когда виновный подделал именную ценную бумагу, а потом получил денежные средства путем ее обналичивания. В этом случае содеянное будет квалифицироваться по совокупности со статьей 159 УК РФ.

Под преднамеренным банкротством (ст. 196 УК РФ) понимается банкротство должника по вине его учредителей или иных лиц, в том числе по вине руководителя должника, которые имеют право давать обязательства для должника, либо имеют возможность иным образом определять его действия.

Общими признаками банкротства являются: 1) создание неплатежеспособности; 2) увеличение неплатежеспособности. Неплатежеспособность— это, исходя из определения несостоятельности (банкротства), содержащегося в ст. 2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обстоятельствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Создание неплатежеспособности представляет собой совершение действия или бездействие, приведшие коммерческую организацию или индивидуального предпринимателя, являвшихся ранее платежеспособными, к неплатежеспособности, а увеличение неплатежеспособности — совершение действия или бездействие, приведшие коммерческую организацию или индивидуального предпринимателя, ставшими неплатежеспособными ранее, к еще большей неплатежеспособности. Данное преступление является оконченным с момента причинения крупного ущерба.

В этой связи вопрос об отграничении мошенничества от указанных преступлений возникает тогда, когда данный специальный субъект обращает в свою пользу или в пользу других лиц чужое имущество посредством представляющих собой обман действий, описанных в диспозициях ч. 1 и 2 ст. 195, 196 или 197 УК РФ. Такое деяние содержит признаки состава мошенничества, являющегося хищением, если чужое имущество обращено в пользу виновного или других лиц и умысел на обращение этого имущества в свою пользу или в пользу других лиц возник до совершения обмана, состоящего в неправомерных действиях при банкротстве, преднамеренном или фиктивном банкротстве.

При квалификации этого деяния иногда применяется правило квалификации преступлений при конкуренции части и целого. Причем частью является способ, т. е. действия, описанные в диспозициях ч. 1 и 2 ст. 195, 196 или 197 УК РФ, а целым— хищение путем мошенничества, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ.

Во всех иных случаях, когда мошенничество, являющееся хищением, содержит состав преступления, предусмотренный ч. 1 или 2 ст. 159 УК РФ, и обман выражается в преднамеренном или фиктивном банкротстве, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений: ч. 1 или 2 ст. 159 и ст. 196 или 197 УК РФ. Это обосновывается тем, что составы преступлений преднамеренного или фиктивного банкротства не охватывают состава мошенничества, в том числе предусмотренного ч. 1 и 2 ст. 159 УК РФ, а квалификация содеянного только по ч. 2 ст. 159 УК РФ исключается, так как установленное в санкции этой нормы дополнительное к лишению свободы наказание в виде штрафа — наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей — является менее строгим, чем соответствующее наказание, предусмотренное в санкциях ст. 196 и 197 УК РФ,— от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей. Покушение на рассматриваемое деяние так же квалифицируется по совокупности преступлений: ст. 30, 196 или 197, а также ч. 1 или 2 ст. 159 УК РФ.

Общественная опасность преступления предусмотренного статьей 196 УК РФ заключается в том, что субъект преднамеренно доводит организацию до банкротства (до неплатежеспособности) при условии отсутствия признаков хищения. При совершении же мошенничества лицо, прикрываясь процедурой банкротства имеет четко обозначенную цель изъять чужие средства.

Мошенничество также граничит с таким составом преступления, как получение взятки (ст.290 УК РФ). Если должностное лицо получает денежные средства  в качестве взятки, но при этом не собирается выполнять то, что обещало (например, в силу того, что объективно не может это сделать), то в данном случае будет иметь место мошенничество.

Таким образом, отграничение мошенничества от смежных составов преступлений обеспечивает точную квалификацию преступлений, правильное применения норм УК РФ в следственной и судебной практике, и, в конечном итоге, является залогом законности и обоснованности решений, выносимых по уголовным делам. Характерными отличительными признаками мошенничества являются признаки изъятия и (или) обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц и признак проявления обмана и злоупотребления доверием, отличающие исследуемый состав от смежных.

 

 

Московская коллегия адвокатов «Легис Групп»