Уголовные дела о банкротстве относятся к производству по уголовным делам о преступлениях в сфере экономики, поэтому они сопряжены с применением специального отраслевого законодательства, определяющего охраняемые уголовным законом разновидности и специфику общественно-экономических отношений. В нашем случае, уголовное преследование осуществляется не просто за нарушение или иное несоблюдение законодательства, регламентирующего процедуру банкротства юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и физических лиц, а за такие действия, которые содержат признаки уголовно-наказуемого деяния, т.е., преступления (ст. ст. 8, 14 УК РФ).

Уголовные дела о банкротстве предусмотрены в Главе 22 УК РФ, где систематизированы все возможные преступные деяния, посягающие на общественные отношения в сфере экономической деятельности.
Уголовный кодекс РФ содержит три уголовно-правовых запрета, охватывающих противоправные деяния, которые могут быть совершены при осуществлении процедуры банкротства:
- Статья 195 УК РФ – неправомерные действия при банкротстве;
- Статья 196 УК РФ – преднамеренное банкротство;
- Статья 197 УК РФ – фиктивное банкротство;
Федеральным законом № 476-ФЗ от 29.12.14 г в субъектный состав всех этих преступных деяний с 01.07.15 г в качестве исполнителя включены физические лица (граждане).

Таким образом, обязательным предметным признаком уголовного дела о банкротстве выступает факт противоправного поведения лица в правоотношениях банкротства. Это лицо должно являться субъектом этих правоотношений. Иными словами, субъектом уголовного преследования по уголовным делам о банкротстве в качестве исполнителя преступления может выступать только специальный исполнитель - участник правоотношений банкротства.
Во-вторых, действия этого субъекта должны быть противоправными, ибо за правомерные действия уголовная ответственность не наступает.
В-третьих, противоправность, а также виновность такого субъекта должны определяться по признакам противоправности, установленным в уголовном законе (Общей и Особенной частях УК РФ), так как нет уголовной ответственности за деяние, не предусмотренное уголовным законом в качестве преступления (ст.3 УК РФ).

Чтобы уяснить суть уголовного запрета по уголовным делам о банкротстве, необходимо обратиться к соответствующим дефинициям - определениям терминов уголовно-правовых норм.
Банкротство – регулируемая специальным отраслевым федеральным законодательством (ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» особая процедура завершения (прекращения) самостоятельной экономической деятельности юридического/физического лица (должника) из-за его неспособности продолжать таковую деятельность по причине платёжной несостоятельности по своим обязательствам (см. статьи 25, 26, 65 ГК РФ).
Понятия «банкротство», «признаки банкротства» и другие определены в статьях 2, 3 указанного ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Основным условием для наступления такого правового последствия, как процедура банкротства, является неспособность должника в течение трёх месяцев осуществлять платежи по своим обязательствам или исполнять иные имущественные требования кредиторов. Фактически, процедура банкротства направлена на обеспечение имущественных интересов кредиторов, которые не могут получить от должника своевременного исполнения им финансовых обязательств.

Сама по себе процедура банкротства вполне законна, но, при определённых условиях, установленных уголовным законом в диспозициях статей 195, 196 и 197 УК РФ, действия участников процедуры банкротства могут стать уголовно-наказуемыми.
Таким образом, уголовно-правовые запреты, установленные в статьях 195 УК (неправомерные действия при банкротстве), 196 УК (преднамеренное банкротство) и 197 УК (фиктивное банкротство), являются бланкетными, то есть, включающими в себя нормативное регулирование процедуры банкротства в ином (не уголовном) отраслевом федеральном законодательстве. Хорошее знание этого специального законодательства имеет определяющее значение при осуществлении защиты по уголовным делам о банкротстве, поскольку уголовно-наказуемыми могут быть признаны только те действия, которые совершены вопреки или с иным нарушением, несоблюдением процедуры банкротства.
Отметим, что статьи 195-197 УК РФ сконструированы, как нормы с материальным составом. То есть, для привлечения к уголовной ответственности по статьям 195-197 УК РФ необходимо наступление общественно-опасного последствия в виде причинения крупного ущерба в размере 1.500.000 рублей (примечание к ст.169 УК РФ).

ОБЗОР УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО ЗАПРЕТА

Уголовное дело о банкротстве может быть возбуждено по -
Ст. 195 УК РФ – неправомерные действия при банкротстве;
Ст. 196 УК РФ – преднамеренное банкротство;
Ст. 197 УК РФ – фиктивное банкротство;
Общим родовым объектом всех этих преступных посягательств является порядок проведения процедуры банкротства, установленный Федеральным законом № 127-ФЗ от 26.10.02 г «О несостоятельности (банкротстве)».
При осуществлении процедуры банкротства кредитных организаций применяется специальный Федеральный закон № 40-ФЗ от 25.02.99 г «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» (далее мы не затрагиваем банкротство кредитных организаций).
Таким образом, уголовно-правовые запреты статей 195-197 УК РФ применяются с учётом отраслевых нормативно-правовых актов, регламентирующих процедуру банкротства, поскольку уголовный закон не устанавливает и не регулирует ни основания, ни процедуру банкротства.
При этом, хотя законодательство о банкротстве направлено на защиту интересов кредиторов, уголовный закон берёт под охрану не только этот объект (общественные отношения, возникающие при банкротстве), но, также имущественные интересы иных лиц, которые могут претерпевать ущерб (прежде всего, имущественного характера), как последствие данной разновидности экономических (хозяйственных) преступлений с материальным составом. Все пострадавшие от преступления признаются в уголовном деле потерпевшими при условии обоснования причинения им вреда субъектом банкротства и в связи с его банкротством (причинная связь между деянием и последствиями), в крупном размере.

В чем отличие  БАНКРОТСТВА (ст.195 УК), ПРЕДНАМЕРЕННОГО БАНКРОТСТВА (ст.196 УК) И ФИКТИВНОГО БАНКРОТСТВА (ст.197 УК РФ)?

Разграничение этих составов преступлений, посягающих на порядок осуществления банкротства, как элемента предпринимательского права, производится по объективной стороне названных деяний.
Как представляется, эти деяния не могут образовывать идеальной совокупности преступлений, поскольку они различаются по способам и времени их совершения, хотя имеют общий объект, на который направлено преступное посягательство.
Далее, для удобства изложения тематического материала, мы рассмотрим положения статей 195-197 УК РФ применительно к банкротству юридических лиц (консультации по вопросам о банкротстве физических лиц, в том числе, индивидуальных предпринимателей, а также различных категорий юридических лиц, включая кредитные организации, можно получить у адвокатов АК ЛЕГИС ГРУПП в порядке индивидуального или коллективного обращения).

Сначала рассмотрим статью 195 УК РФ - неправомерные действия при банкротстве, устанавливающую уголовную ответственность за три альтернативных деяния, признаки объективной стороны которых, соответственно, сформулированы в частях 1, 2, 3 этой статьи (в юридической литературе встречается мнение о наличии 4-х альтернативных деяний, но, это не имеет определяющего значения для осуществления защиты по уголовному делу о неправомерных действиях при банкротстве).
Часть 1, ст.195 УК РФ – устанавливает уголовную ответственность за совершение заблаговременно хотя бы одного из перечисленных здесь альтернативных действий, направленных на создание препятствий для правильного проведения (в будущем) процедуры банкротства, при наличии признаков банкротства на момент совершения преступления.
Часть 2, ст.195 УК РФ – устанавливает уголовную ответственность за совершение должником в преддверии своего банкротства действий в интересах одного кредитора, но, в ущерб интересам другого (других) кредитора, также при наличии признаков банкротства.
Исходя из грамматического толкования уголовно-правовых запретов, установленных ч.ч.1-2, ст.195 УК РФ, если банкротство в последующем не наступает, то, уголовная ответственность по ч.1 или ч.2, ст.195 УК РФ исключается. Рассматриваемое деяние может быть совершено только до начала процедуры банкротства, когда виновное лицо (лица) ещё сохраняет правомочие по управлению деятельностью юридического лица и имеет доступ к его документации и имуществу, включая счёта в банках и иные финансовые инструменты.
Часть 3, ст.195 УК РФ – устанавливает уголовную ответственность за воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего, но, объективная сторона деяния, совершаемого должником - руководителем юридического лица – сформулирована односложно, в отличие от предыдущих частей 1,2 ст.195 УК РФ. Если в ч.1 и ч.2, ст.195 УК РФ перечисляются возможные противоправные действия со стороны должника до начала процедуры банкротства, то, в ч.3, ст.195 УПК РФ говорится о воспрепятствовании должником деятельности арбитражного управляющего лишь посредством отказа в передаче документации и имущества, принадлежащего юридическому лицу, уже после передачи арбитражному управляющему функций по управлению (руководству) юридическим лицом на стадии его банкротства.
Таким образом, данное деяние совершается уже после того, как начинается процедура банкротства и арбитражным судом назначается арбитражный управляющий. По сути, здесь имеет место неисполнение решения арбитражного суда – как частный случай ст.315 УК РФ.
Теперь перейдём к статье 196 УК РФ – преднамеренное банкротство – в редакции уголовного закона, действующего с 01.07.15 г.

Что означает преднамеренное банкротство, если говорить простым языком?

Диспозиция статьи 196 УК РФ определяет преднамеренное банкротство, как совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем, действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или гражданина, в том числе, индивидуального предпринимателя, в полном объёме удовлетворить требования кредитора по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб.
Это означает, что преднамеренное банкротство образуют действия (бездействие), направленные на искусственное создание неспособности должника (юридического лица, гражданина, индивидуального предпринимателя) в полном объёме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанности по уплате обязательных платежей. Хотя при добросовестном участии в гражданском обороте необходимости в банкротстве не возникло бы или наступления такого последствия можно было избежать. Такие выводы можно сделать на основе анализа финансово-хозяйственной деятельности должника путём назначения и производства соответствующей судебной (экономической, бухгалтерской) экспертизы.
Условие заведомости означает наличие у виновного лица прямого умысла (требующего доказывания) на совершение таких действий, которые (заведомо для виновного) повлекут неспособность удовлетворить требования кредиторов в крупном размере. В этом цель совершения данного преступления – создание или увеличение неплатежеспособности должника с целью его банкротства и сокрытия имеющихся активов.
В методических рекомендациях по проведению экспертизы о наличии (отсутствии) признаков фиктивного или преднамеренного банкротства, указывается, что определение признаков преднамеренного банкротства производится в случае возбуждения арбитражным судом производства по делу о банкротстве и при наличии оснований предполагать неправомерные действия лиц, которые имеют право давать обязательные для должника указания либо имеют возможность иным образом определять его действия (Вестник ФСДН, 1999 г, № 12).
Признаками преднамеренного банкротства, в отличие от неправомерных действий при банкротстве, являются целенаправленные действия указанных лиц, повлекшие неспособность должника исполнить свои финансовые обязательства. Иными словами, преступные неправомерные действия при банкротстве совершаются при наличии признаков и состояния банкротства с целью дезориентировать кредиторов, исказить, порядок осуществления процедуры банкротства. А в преднамеренном банкротстве преступные действия совершаются и оканчиваются до начала процедуры банкротства (до открытия конкурсного производства) с целью не исполнить финансовые и иные имущественные обязательства при наличии реальной возможности эти обязательства исполнить. Последнее и является умыслом виновного.

В завершение рассмотрим последний состав уголовных дел о банкротстве - статью 197 УК РФ – фиктивное банкротство.
В отличие от неправомерных действий при банкротстве, когда должник действительно нуждается в применении к нему процедуры его банкротства, и в отличие от преднамеренного банкротства, когда должник становится должником в результате предшествовавших этому противоправных манипуляций с его финансово-хозяйственным положением с целью ухудшения экономических показателей для целей последующего банкротства, при фиктивном банкротстве – состояние банкротства по факту отсутствует. Но, руководитель или учредитель (участник) юридического лица публично делает заведомо ложное объявление о несостоятельности своего юридического лица (хотя по законодательству о банкротстве предварительное объявление об этом не требуется).
Данный состав преступления сконструирован таким образом, что по факту юридическое лицо способно выполнить все свои имущественные и финансовые обязательства и сохраняет это состояние своей платежеспособности, то есть, не имеет признаков банкрота. В противном случае объявление о несостоятельности не будет ложным и, соответственно, состав данного преступления (ст.197 УК) отсутствует.

Отличие фиктивного банкротства от преднамеренного банкротства заключается в том, что при фиктивном банкротстве виновное лицо (лица) делает заведомо ложное публичное объявление о банкротстве, например, с целью принудить кредиторов к различного рода уступкам, а не с целью осуществить реальное банкротство. Никаких действий для ухудшения своего финансово-хозяйственного положения виновное лицо не делает, иначе это будет преднамеренным, а не фиктивным банкротством. При фиктивно объявленном банкротстве, в отличие от преднамеренного банкротства, у должника имеется и сохраняется реальная возможность удовлетворить в полном объёме все требования своих кредиторов на момент объявления о несостоятельности. Последнее, то есть, объявление о якобы своей невозможности выполнить имеющиеся финансовые обязательства, не соответствует реальному финансово-экономическому состоянию должника, но, это намеренно скрывается от кредиторов (кредитора), выступая способом воздействия в договорных и иных долговых взаимоотношениях, содержащих финансовые обязательства для должника.
В названных методических рекомендациях по проведению экспертизы о наличии (отсутствии) признаков фиктивного или преднамеренного банкротства, предусмотрено, что для установления наличия (отсутствия) признаков фиктивного банкротства определяется обеспеченность краткосрочных обязательств должника его оборотными активами. В отличие от фиктивного банкротства, при преднамеренном банкротстве, на момент объявления о несостоятельности у должника отсутствует реальная возможность покрытия дебиторской задолженности имеющимися совокупными балансовыми активами, поскольку должник заранее совершил действия по ухудшению своей платежеспособности.
При фиктивном банкротстве этого не происходит.
Кроме того, даже если при попытке совершения преднамеренного банкротства арбитражный суд не вынесет решения о признании должника банкротом, то, совершённые во вред юридическому лицу действия, при наличии к тому правовых оснований, могут подпадать под уголовную ответственность по ст.201 УК РФ. Напротив, при фиктивном банкротстве, преступные действия направлены не на причинение вреда своему юридическому лицу, а на умаление (ущемление, ограничение) имущественных (финансовых) интересов кредиторов. Более того, эти действия направлены на получение имущественных (финансовых) выгод для должника, например, в виде уменьшения долговых обязательств.
Представляет практический интерес ситуация, при которой должнику угрожает реальное банкротство, в том числе, по независящим от него причинам. После чего должником совершается фиктивное банкротство для воздействия на кредиторов, которые идут на уступки. В результате этого улучшается финансовое положение должника и грозившего банкротства удаётся избежать. Подобное объяснение должником своих действий затрудняет принятие органами предварительного следствия и судом решения о квалификации содеянного. Что вполне может быть использовано в целях защиты от уголовного преследования по уголовному делу о банкротстве при наличии конкуренции составов преступления.

ОСНОВНЫЕ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ ОРГАНИЗАЦИИ ЗАЩИТЫ ОТ ОБВИНЕНИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ О БАНКРОТСТВЕ.

Не вдаваясь в сложности проблематики организации защиты по уголовным делам, отметим, что выбор стратегии и построение тактики защиты зависят от результатов обсуждения этих вопросов между подозреваемым, обвиняемым в совершении такого преступления и его адвокатом (отдельного обсуждения требуют вопросы выбора поведения на этапе проверочных действий со стороны правоохранительных органов в отношении юридического лица или гражданина, в том числе, индивидуального предпринимателя).
Заинтересованному лицу необходимо определиться с ответами на три главных вопроса:
1) признать в полном объёме претензии правоохранительных органов;
2) признать претензии правоохранительных органов частично;
3) не признать в полном объёме претензии правоохранительных органов;

Безусловно, лучшей рекомендацией для этого будет рекомендация обращения к адвокату, специализирующемуся на данной категории дел. Лучше всего, к тому, который имеет положительный опыт по оказанию квалифицированной юридической помощи по аналогичным вопросам.
Конечно, на момент начала проверки со стороны правоохранительных органов у них ещё отсутствуют документально закреплённые достаточные доказательства фактичности совершенного преступления, поэтому с окончательным выбором позиции защиты можно или даже целесообразнее повременить. Но, по истечении некоторого разумного времени, такие доказательства у правоохранительных органов могут появиться и возникает необходимость в закреплении избранной позиции защиты в процессуальных документах (ходатайствах; объяснениях при проведении доследственной проверки; показаниях во время допроса и проведения иных следственных и процессуальных действий; в жалобах). Можно, конечно, продолжать «хранить молчание», но, это не самый эффективный способ защиты, поскольку в этом случае защита упускает возможность создавать доказательства защиты, а молчание и отказ от дачи показаний к таковым не относятся. К тому же, следственные органы воспринимают молчание, как признание вины и желание скрыть от органов расследования известные допрашиваемому лицу фактические обстоятельства выявляемого преступления. Практика показывает, что при отсутствии «противодействия со стороны защиты» обвинительные доказательства могут быть сформированы и не вполне законными путями, что может значительно осложнить положение подозреваемого, обвиняемого. Поэтому, лучшей рекомендацией является дача органам расследования объяснений, показаний дозированно. Чтобы они могли направлять ход проверки или, тем более, производства расследования по возбужденному уголовному делу.

Все эти объяснения, показания должны быть тщательно выверены и согласованы с адвокатом, который в обязательном порядке должен присутствовать при даче объяснений, при допросе, очных ставках и пр.
Например, можно дать пояснения по предъявленному документу. Вопросы, который задаст следователь в этом случае, очевидны и адвокат должен подготовить своего подзащитного к наиболее рациональным ответам на вопросы следователя. Очень эффективными считаются действия адвоката, когда он рекомендует подзащитному воздержаться от ответов на некоторые вопросы. В протоколе следственного действия необходимо отразить, что допрашиваемый не отказывается отвечать на заданный вопрос, но, желает получить дополнительные консультации своего адвоката. После чего ответ на данный вопрос будет предоставлен. Чтобы не нарушать право на защиту, следователь будет вынужден отложить получение ответа на свой вопрос. Кроме того, адвокат имеет возможность задать свои вопросы и, возможно, эти вопросы будут похожи на вопросы следователя, но, будут заданы в иной редакции, что коренным образом может изменить смысловое значение ответа. Ведь содержание ответа наполовину зависит от характера вопроса.
Адвокат вполне правомерно может рекомендовать своему клиенту не отвечать на вопросы, которые явным образом выходят за предмет проверки.
Например, поскольку преднамеренное банкротство может быть совершено только теми действиями, которые прямо прописаны в ст.196 УК РФ, то, вопросы следователя должны быть связаны с выяснением только этих обстоятельств. Если уголовное дело возбуждено по конкретным фактам, то, у следователя нет правовых оснований задавать вопросы относительно других фактов, выходящих за предмет допроса.
Для удобства изложения материала по проблематике дел о банкротстве, рассмотрим только одну позицию защиты, выраженную в полном отрицании вины.
Следователя интересует, как возникла ситуация с банкротством, то есть, с возникновением реальной или мнимой неспособности должника удовлетворить требования его кредиторов. Причём, следователь должен располагать подтверждением правомерности этих своих вопросов. Должник ведь может не признавать претензий следователя и своих кредиторов, по обращению которых были инициирована деятельность правоохранительных органов. Должник вправе настаивать на «заказном» характере проверки или уголовного дела, возбужденного в интересах этих якобы кредиторов, действующих неправомерно, в ущерб другим кредиторам и с целью усугубить положение должника. Невозможность исполнения обязанности по уплате обязательных платежей может быть обусловлена совершенно иными причинами, нежели это предполагает следователь. Например, это могут быть некие форс-мажорные обстоятельства, о которых можно сообщить следователю. Например, в организации произошло хищение. Поэтому временные затруднения в деятельности должника не могут расцениваться, как преднамеренное банкротство. Лица, заявившие об этом, могли добросовестно ошибаться (или намеренно это делать, но, в этом случае это уже не ошибка, а заведомо ложный донос или заведомо ложные показания, что тоже должен выяснять следователь, в том числе, по требованию должника).
Для того, чтобы подозрения, возникшие у правоохранительных органов в отношении должника, что им якобы совершены неправомерные действия при банкротстве или имело место преднамеренное банкротство, были обоснованными, следователь должен располагать данными об анализе финансово-хозяйственной деятельности должника, в которой должны быть выявлены признаки совершённого преступления. В этом случае необходимы судебно-экономические экспертизы. Тогда, без помощи адвоката не обойтись.
Следователь будет ставить перед экспертом только те вопросы, ответы на которые позволяют изобличить должника в отсутствии документов бухгалтерского учёта, искажении отчётных и учётных данных, их несоответствии заключённым договорам и осуществлённым платежам, то есть, следователю необходимо доказать наличие неправомерных действий при банкротстве, факта доведения до банкротства, фиктивного банкротства. Соответственно, действия защиты должны быть направлены на установление (выявление, выяснение, обнаружение) обстоятельств, которые опровергают версии следователя или ставят их под сомнение.
Например, следователь поручает эксперту рассчитать показатели, характеризующие негативные изменения в обеспеченности обязательств должника перед своими кредиторами в проверяемый период. Однако, со стороны защиты должны быть предоставлены документы и пояснения по поводу того, что ухудшение финансового состояния должника связано с иными причинами. Таковыми могут быть пересчёт валютного кредита по неожиданно возросшему курсу валюты по отношению к российскому рублю. Это действительно веская причина для импортёров, которые могут оказаться в положении невозможности исполнить очередную поставку по рублёвым ценам, заложенным в заключенные ранее с российскими контрагентами контракты (договоры). Защитник в этом случае должен настаивать на том, чтобы следователь проверял не только условия самих контрактов (договоров), оговоренных на стадии их заключения, но, также выяснял изменение условий выполнения обязательств по этим же сделкам и влияние этих условий на возможность исполнение обязательств перед контрагентами.

Целью защиты может быть убеждение следователя в том, что реальная обеспеченность заявленных требований кредиторов (при этом, эти требования могут быть необоснованно завышены, как это часто случается) не ухудшилась, по крайней мере, существенно, и не повлечёт причинение крупного ущерба кредиторам. В этом случае, признаки неправомерных действий при банкротстве и/или преднамеренного банкротства отсутствуют.
Другой целью защиты может быть убеждение следователя в том, что банкротство является действительным, а не преднамеренным и не фиктивным. В этом случае, адвокат настаивает на том, что, хотя возможности должника по исполнению своих обязательств перед кредиторами снизились, но, все сделки, заключенные должником, а также их исполнение, полностью соответствовали существовавшим на рынке требованиям к деятельности должника по отношению к своим кредиторам и иным контрагентам. И на момент заключения договоров и принятия должником соответствующих обязательств, у должника была реальная возможность исполнения этих договоров и обязательств.
Что касается фиктивного банкротства, то, ошибочность оценки своего финансового состояния на ближайшее будущее вполне допустима. Соответственно, обоснованная здравым смыслом ошибочность действий должника при объявлении своей несостоятельности не содержит в себе признаков прямого умысла и не является преступлением, поскольку в уголовном законодательстве России объективное вменение запрещено (ч.2, ст.5 УК РФ).

ДЕЙСТВИЯ  В ИНТЕРЕСАХ ПОТЕРПЕВШЕГО.

Для соблюдения объективности, надлежит рассмотреть и положение потерпевшего, интересы которого также лучше всего представлять адвокату, учитывая сложность уголовных дел о преступлениях в сфере экономической деятельности и, в частности, по уголовным делам о банкротстве. Действительно, неподготовленному лицу весьма сложно разобраться в следующей формулировке Методических рекомендаций по проведению экспертизы о наличии (отсутствии) признаков фиктивного или преднамеренного банкротства о необходимости определения обеспеченности краткосрочных обязательств должника его оборотными активами –
«Обеспеченность краткосрочных обязательств должника его оборотными активами определяется, как отношение величины оборотных активов, за исключением налога на добавленную стоимость по приобретенным ценностям, к величине краткосрочных активов, за исключением доходов будущих периодов, фондов потребления и резервов предстоящих расходов и платежей».
Адвокат, которому поручается представительство потерпевшего, должен хорошо разбираться не только в правовых вопросах, включая налоговое законодательство, но, также в основах бухгалтерского учёта, данные по которому обязательно исследуются по уголовным делам о банкротстве. Более того, уголовные дела о банкротстве зачастую включают в себя также и налоговые правонарушения.
Поскольку сказанное представляет интерес и для практики защиты, и для практики представления интересов потерпевшего при назначении судебно-экономической и судебно-бухгалтерской экспертизы, приведём фрагмент ходатайства адвоката, в котором использовался текст упомянутых методических рекомендаций:
«При определении обеспеченности краткосрочных обязательств должника его оборотными активами в составе краткосрочных обязательств следует учитывать, помимо величины основного долга, величину признанных штрафов, пеней и иных финансов-экономических санкций, а также, по возможности, степень ликвидности сопутствующих оборотных активов.
На основании полученной расчётным методом искомой величины обеспеченности краткосрочных обязательств должника его оборотными активами, эксперт (следователь) могут прийти к следующим выводам (выбирается предпочтительный для стороны):
- если величина обеспеченности краткосрочных обязательств должника его оборотными активами равна или больше единицы, то, признаки фиктивного банкротства усматриваются.
- если величина обеспеченности краткосрочных обязательств должника его оборотными активами меньше единицы, то, признаки фиктивного банкротства отсутствуют».
В сказанном вполне определённо усматриваются не только цели показаний стороны защиты и стороны потерпевшего, но, также их действия по представлению документов, подтверждающих собственную правовую позицию и опровергающих позицию процессуального оппонента (должника или кредитора, соответственно).

В действительности всё не так просто. Очевидно, что каждая сторона сделает всё возможное, чтобы «склонить» доказательства в свою пользу.
Интерес добропорядочного потерпевшего заключается, в основном, в том, чтобы мерами уголовной репрессии понудить недобросовестного должника к исполнению своих просроченных обязательств перед кредитором через гражданский иск в уголовном деле. Реже встречаются ситуации, когда кредитор имеет целью банкротство своего должника. Это встречается, по делам о, так называемых, рейдерских захватах чужого бизнеса. Использование процедуры банкротства здесь выступает правовым инструментом для совершения преступления. И сложность таких дел заключается именно в том, что по документам внешне всё выглядит вполне правомерно – кредитор обращает имущество должника в свою пользу.

Итак, в отличие от адвоката защитника, адвокат представитель потерпевшего преследует цели, прямо противоположные целям защиты. Поэтому адвокат представитель потерпевшего должен предусмотреть те ожидаемые действия, которые будет предпринимать адвокат защитник с целью минимизации ответственности своего подзащитного (должника) или даже полного ухода от ответственности не только уголовной, но, и перед кредитором. Даже факты возбуждения уголовного дела, изъятия документов, наложения ареста на банковские счёта и имущество можно трактовать, как создание для должника объективной невозможности осуществлять свою предпринимательскую деятельность и, тем самым, как доведение должника до банкротства в результате осуществления необоснованного и незаконного его уголовного преследования.
Адвокату представителю потерпевшего необходимо общаться со следователем и быть в курсе не только того, что предпринимает следователь, но, и что планируется предпринять. В противном случае, в интересах потерпевшего следователю должны быть заявлены ходатайства о получении и закреплении доказательств. А в случае, если следователь не предпринимает достаточных мер для защиты интересов потерпевшего, то, на действия следователя может быть подана жалоба. Последнее оправданно в том случае, если следователь явным образом не обеспечивает выполнение требований ст.6 УПК РФ.
Адвокат представитель потерпевшего должен настаивать на том, чтобы орган расследования выявил все активы должника, позволяющие закрыть его задолженность перед потерпевшим и другими кредиторами. На практике часто случается, что должник скрывает сведения о своих оборотных активах и дебиторах, поэтому должны быть тщательно изучены данные, полученные из банков о движении средств по расчетным и иным счётам должника. Платёжные документы содержат ссылки на оплачиваемые договоры. Надлежит истребовать эти договоры и, при необходимости, запросить недостающие сведения у контрагентов должника. Нарушение порядка регистрации и учёта совершаемых сделок свидетельствует о том, что должник может некоторые такие сделки скрывать. Что представляет интерес и для налоговых органов.
Направляемые на экспертизу документы надлежит тщательно изучить вне зависимости от того, что эти будет заниматься эксперт. Во время изучения документации должника может быть выявлено то, что должник систематически занижал (завышал) стоимость работ, товаров, услуг по сравнению со сложившимися на рынке аналогичными расценками. Последнее может свидетельствовать об «откатах» и иных незаконных действиях, искажающих существо совершаемых сделок и размер получаемых доходов (убытков).
Должник с целью преднамеренного банкротства мог устанавливать в договорах заведомо невыгодные условия их исполнения по качеству, по объёму, по срокам, по месту и т.д. Вместо оплаты со своего счёта, должник мог брать невыгодный кредит и оплачивать договор со своих ссудных счётов, который своевременно не пополнял, что влекло штрафы со стороны банка и расторжение кредитного договора с требованием его досрочного погашения. Что было невозможно, поскольку товар «завис в обороте» у аффилированных с должником структур.
Таким образом, если установлено, что способность должника исполнить обязательства перед кредиторами ухудшилась в результате осуществления должником манипуляций, не соответствующих обычаям делового оборота, рыночным условиям, сложившимся по аналогичным сделкам, то, в этом случае необходимо настаивать на том, что в этих действиях должника усматриваются признаки преднамеренного банкротства.

На практике получили распространение такие действия должников, как отчуждение имущества или его обременение новыми обязательствами, но, при этом, сокращение обязательств по текущей задолженности не производится. Следователи не всегда обеспечивают выявление этих обстоятельств, что накладывает на представителя потерпевшего обязанность своевременно обнаруживать и восполнить эти упущения и недоработки со стороны следователя.
Такие действия представителя потерпевшего требуют от него соответствующей подготовки, не меньшей, чем подготовка защитника. Поэтому к выбору представителя потерпевшего необходимо подойти со всей серьёзностью, ведь от его выбора во многом зависят результаты – удовлетворение требований потерпевшего, как кредитора.
Эти рекомендации ещё более убедительны, когда на стороне подозреваемого (обвиняемого) выступает сильный юрист-оппонент, что можно оценить по его действиям, например, во время очной ставки между подозреваемым (обвиняемым) и потерпевшим или заявленным ходатайствам и жалобам. Например, если представитель потерпевшего заявляет ходатайство о наложении ареста на имущество должника с целью обеспечения исполнения гражданского иска, то, защитник будет просить об отмене ареста, об освобождении имущества из-под ареста, о снижении размере денежной суммы, арестованной на банковских счётах должника. Такое процессуальное противостояние представителя потерпевшего и защитника требует от обоих соответствующих профессиональных знаний, умений, специальной подготовки и опыта выполнения процессуальных функций защитника и представителя потерпевшего. Как говорится, мастерство видно в сравнении. Чтобы это сравнение не оказалось не в пользу заинтересованного лица, к выбору адвоката необходимо подойти с разумной осторожностью.
Для начала достаточно обратиться к адвокату за первичной консультацией и только по её результатам сделать свой обдуманный выбор.

ПОДСЛЕДСТВЕННОСТЬ И ПОДСУДНОСТЬ

Уголовные дела о банкротстве отнесены к компетенции следователей органов внутренних дел (ч.3, ст.151 УПК РФ). Также эти преступления могут расследовать органы предварительного следствия, выявившие эти преступления (ч.5, ст.151 УПК РФ).
Уголовные дела о банкротстве рассматриваются судьёй районного суда единолично (п.1, ч.2, ст.30 и ч.2, ст.31 УПК РФ).
Территориальная подследственность и подсудность уголовных дел о банкротстве определяются местом окончания преступления (ст.29 УК РФ; ст.ст.32, 152 УПК РФ).
Если субъектом преступления является специальный субъект, предусмотренный положениями ст.447 УПК РФ, или если в уголовном деле имеются сведения, составляющие государственную тайну, то, соответственно, применяются положения ст.ст.447,448; п.п.2,3, ч.2, ст.31 и п.п. «б», «в», п.1, ч.2 УПК РФ.

В любом случае, рекомендуем обратиться к нашим адвокатам  за индивидуальной консультацией по вашему делу.

Запишитесь на консультацию! 

Ваше имя*:
Номер телефона*:
Ваш город*:
E-mail*:
Сообщение*:

Нажимая кнопку «Отправить», я даю своё согласие на обработку указанных в заявке персональных данных

 

Если Вы хотите задать или обсудить свой вопрос лично - звоните!

+ 7 (495) 212-92-80

 

Интересные статьи
НАШ ОПРОС